Hearts of Four: спонтанность и роман с Инстаграмом

Рубрика: Красота

Опубликовано: 11 ноября 2018, 13:49

Просмотров: 112

Бренд Hearts of Four — это Ирина Спивакова и Анна Шарифова — две молодые стильные девушки с поразительно профессиональным подходом к делу. Одноименный шоурум марки располагается в самом центре модной Москвы — Столешниковом переулке — и выглядит точь-в-точь, как настоящая гардеробная мечты. Здесь шелковые и шифоновые платья органично сочетаются с оригинальными свитшотами, яркой кожей и мехом. А сами девушки энергично перемещаются туда-обратно из комнаты с одеждой в комнату, где полным ходом идет съемка новой коллекции. Несмотря на занятость Ани и Иры, беседа, у нас получилась очень содержательная и интересная. О спонтанности в совокупности с ответственностью — в интервью девушек для RussModa Magazine.

Аня:  Бренд Hearts of Four создан в марте этого года. Раньше мы с Ирой вместе были заняты в других проектах, сейчас у нас Ира – главный дизайнер, я занимаюсь организацией работы шоу-рума, раскруткой, на мне Instagram.

Запуск бренда получился абсолютно спонтанный. Мы вдвоем создали первую коллекцию, а вместе с ней и аккаунт в Instagram, который быстро и сильно раскрутился. Люди захотели получить возможность на эти вещи посмотреть, потрогать их. И тогда мы договорились с нашими друзьями, владельцами клуба  Jet Set на Малой Ордынке: они отдали нам буквально задаром этот клуб на несколько дней. Там и состоялась презентация нашего бренда; все сложилось как-то само собой.

Ира: Я закончила МГТУ имени А.Н.Косыгина и очень большой срок проработала в компании Podium. Опыт производства private label’a я получила именно там. Мы с Аней сразу стали делать акцент на производстве вещей именно в рамках своего бренда. И, как показал спрос, – это и возымело успех, послужило отрывным толчком.

Наша концепция состоит в том, что мы предлагаем купить у нас не одну вещь, а целиком составленный образ. Это было и остается нашей основной идеей. 

Аня: Мы не просто магазин кофт, или юбок, или каких-то отдельных вещей. В основном все ходят в один магазин за платьями, если у дизайнеров они классно выходят, за вечерними, к примеру, а в другие магазины за чем-то еще.

Ира: В другой магазин за портупеями (смеется). Мы работаем над собой и совершенно не хотим приходить к тому, чтобы становиться магазином парок, портупей (Портупея – изначально предмет военного снаряжения – ременная перевязь различных моделей, перекидываемая через плечи. Сегодня получила вторую жизнь в качестве аксессуара – прим.ред) и одного платья. Мы очень стараемся не сделать этого.

Аня: Просто  сегодня в Москве только ленивый не делает портупеи.  Да, мы в принципе это предполагали. Но качество оставляет желать лучшего: они сидят совершенно не так, и в них много недоработок. Но мы уже продали более трех тысяч портупей, поэтому можем передать эстафетную палочку другим магазинам и не печалиться, а искать и создавать что-то новое.

Ира: Конечно, коммерчески такой подход намного труднее. Но проект Hearts of Four не хочется превратить ни в простой department store, ни в магазин ярких вещей для отсортированного костяка «своих» клиентов.

Хочется занять максимально удобную позицию: чтобы можно было и look собрать, но чтобы круг клиентов расширялся и как можно больше человек смогли у нас себе что-то найти.

Hearts of Four работает не только на ритейле, у нас есть и магазины, с которыми мы работаем. По-русски называется оптовик, по-английски «wholesaler». Мы сотрудничаем со многими.

Аня: У нас подобралась очень слаженная команда. Две девочки – Настя Вайнер и Инна Фомичева – каждая  достаточно известна, благодаря Инстаграму, в том числе, работают у нас и стилистами, и одновременно моделями. Самые красивые девочки-стилисты работают у нас.

Придумываем коллекции своеобразно. Допустим, я укладываю детей в час ночи, просыпаюсь в 6 утра от телефонного звонка, мы с Ирой выбираем в WhatsApp цвет юбки, ложусь дальше спать, просыпаюсь – снова что-то решаем или выбираем. Просто очень часто мы с Ирой находимся в разных часовых поясах.

 

Все происходит очень спонтанно. Мы не читаем журналов, не фанатично следим за модой. У Иры есть имя для того, чтобы сделать свой бренд под ним. Это было бы круто, но она предпочитает остаться в тени.

Коллекции не делятся по сезонам: у нас очень высокая скорость работы, живем на несколько стран. Полное обновление ассортимента магазина происходит каждый месяц, производство тоже идет в очень быстром темпе: раз в неделю  появляется что-то новое. Но мы идем клиентам навстречу: модели нашего бренда можно заказать в любой вариации. К нам вполне можно прийти и сказать: «Мне нужна вот такая модель в таком цвете и размере»,  -  ради Бога.

Процесс у нас достаточно сложный. Под заказ мы сейчас в принципе не работаем, только если в каких-то крайних случаях, как уже было сказано, когда человек приходит и очень просит.

Под заказ работать нереально, ведь, когда работаешь таким образом, ты обязан человеку обеспечить сроки, к примеру. Мы пока не можем взять на себя такие обязательства. Дабы сохранить качество вещей и сделать все в лучшем виде, наш бренд не отшивается целиком в одной стране. Мех – одна фабрика, кожа  – вторая фабрика, экзотическая кожа – третья фабрика. Плюс шоурум в Москве.

Сейчас пытаемся найти ателье в России, чтобы  здесь отшивать хотя бы платья, трикотаж. Пока в эту возможность верится с трудом. Во-первых, дорого. Качество в некоторых местах нас пожалуй,  устраивает, но там дорого, и мы будем вынуждены повышать нашу цену при продаже. У меня на этот счет свое мнение: 50 тысяч за вечернее платье от российского дизайнера – это дорого. 

Вечерние платья стоят 13 тысяч. В более простой ткани – около 9. Пуховики из питона – 40 тысяч. Зима, осень – все продажи кожи.

Ира: С мехом, дубленками и верхней одеждой никакого страха работать нет. Мы чувствуем, что необходимо на рынке, что именно будет пользоваться спросом. Да, в основном это такие вещи, которых нет ни у кого. Среди наших клиентов много любителей кожи, причем экзотической кожи.

Ценовой диапазон на меховые и кожаные изделия выше среднего. Во-первых, все, что мы производим, это эксклюзив по части моделей, а во-вторых, мы используем мех, который приобретаем исключительно на аукционах, селекцонные сорта. Отшиваемся на фабриках за границей. Пытаемся сейчас перевезти производство в Россию, в Москву, но, что скрывать, это достаточно сложно, ведь ценовая политика производства здесь намного выше, чем где-то еще.

Аня: У нас уже сформировался такой костяк клиентов, которые обращаются к нам за необычными вещами, которые совершенно точно будут существовать в единственном экземпляре. И, как ни странно, это именно взрослые, состоявшиеся, достаточно известные женщины.

Ира буквально убегает следить за фотосессией: в соседней комнате идет съемка. 

Съемки коллекций у нас проходят каждый день. Мы очень трепетно относимся к ним, следим за тем, чтобы все было идеально. Сейчас никто из шоу-румов так не работает. Hearts of Four делает три студийные съемки в неделю плюс каждый день съемки для сайта, который запускается в скором времени. Сайт открывать нереально тяжело, это как создать отдельный бизнес с нуля.

Параллельно есть большая фильтрация на съемки для медиа. Очень часто к нам приходят с желанием сотрудничать: хотим организовать съемку, хотим вещи. Отказываем практически всем, т.к. это не оправдывает себя. Объем оборота такой, что пока выходит передача, все уже продано. Конечно, с более-или-менее серьезными изданиями мы  сотрудничаем: есть очень хорошие  знакомые стилисты, мы знаем их подход к работе. Другие, как правило,  отсекаются.

Очень часто реалити-шоу обращаются с просьбой взять вещи на съемку. Однажды дали вещи на «Каникулы в Мексике». Потом приходилось наши вещи выбивать несколько недель. Они заблокировали нас в социальных сетях, чтобы мы не увидели, как они в наших вещах тусуются. Вернули все в сомнительном виде. Но у нас есть также постоянные клиенты и уже друзья, с кем приятно работать. Это, к примеру, Айза, Ирэна Понарошку, Алена Водонаева.

Елена Зё для Hearts Of IV

Внимание уделяем в основном Инстаграму. Страничка «Вконтакте» у нас живет вообще абсолютно своей жизнью, специально ей никто не занимается, но туда добавляются люди, сами что-то пишут. Наверное, стоит этим заняться, но мне кажется, что эта сеть близка к тому, чтобы кануть в Лету.  Мало лайков, слабая активность.  Я рьяный фанат Инстаграма, поэтому пока крутим роман с ним.

Бывает, я  очень нетерпима к некоторым комментариям: периодически вступаю в какие-то перепалки, хотя это следовало бы пропускать. Если честно, не знаю, какой политики придерживаться. Все же я за то, чтобы не удалять плохие комментарии. Единственное, сейчас мы удаляем всех, кто публикует рекламу на свои магазины. Этого очень много, всех в бан. Всех, кто ворует фотографии – мои личные или шоурума – в бан.

Ира постоянно бьется над вопросом создания идеального лекала. Производится один образец, потом он подгоняется, корректируется, какие-то модели пробуются на себе.

Дорогие вещи мы обязательно усаживаем по фигуре и обслуживаем пожизненно, реставрируем по мере необходимости.

Но все же у нас нет особо сложных конструкций, по большому счету, все платья, которые мы делаем – это one size. Они хорошо садятся практически на любую фигуру. Это резинка, это свободный крой. Допустим, я в наших кожаных платьях отходила две беременности:  туда-сюда, туда-сюда. И сейчас продолжаю в них ходить, качество со временем не теряется.