Мария Ширшакова | Об индивидуальности и авторских методиках

На данном этапе развития технологий уже почти каждый научился создавать собственные сайты, делать на IPhone чуть ли не профессиональные снимки, а интернет давно нам заменил все настольные справочники и энциклопедии. Но до сих пор в двадцать первом веке нет окончательного ответа на вопрос: «Какая процедура у косметолога оптимальна?». Порой, мы пробуем множество вариантов и не понимаем, почему результат вовсе не тот, что мы ожидали. Сегодня попробуем разобраться в этом с помощью врача, основателя собственной клиники – Марии Ширшаковой.

 

Вы активно занимаетесь научной деятельностью, как это влияет на работу в клинике? Иначе говоря, что для вас стоит на первом месте?

Невозможно идти вперед в практике без последних достижений в науке, поэтому если ты хочешь быть современной, успешной и полезной людям (а для нас доброделание –  главная задача) нужно интегрировать последние достижения медицины и науки в практику и не абстрактно, а направленно к пациентам в нашей стране и даже в нашем городе. Так или иначе, есть определенные особенности работы с американцем, европейцем или русским. Например, американские исследования не всегда могут быть переложены на нашу практику, поэтому мы можем взять их базовые принципы в каком-то случае и интерпретировать к нашей жизни. Это первое. Второе: в эстетической медицине сейчас огромный выбор различных методик и препаратов. Любая девушка, впервые задумавшаяся о косметологе, растеряна. Рынок перенасыщен, но есть большой дефицит в понимании их сочетания. Зачастую пациенты занимаются самолечением и это приводит только к негативным последствиям. Так к вопросу об академизме: мы выбираем или разрабатываем методики, принимая во внимание особенности генетики пациента, пищевого рациона и образа жизни. Мы не «изобретаем велосипед», а разрабатываем последовательность методик, адекватное сочетание в зависимости от изначальной клинической картины. Таким образом рождаются новые идеи. Например, все делают инъекции ботулотоксина (иными словами ботокса – прим. ред.), но делают их под одну гребенку, и это неправильно. Мы подходим индивидуально. Все колют Радиесс (препарат для безоперационного лифтинга – прим. ред.), мы делаем это так, чтобы пациенты не выглядели уколотыми, сохранили себя. Красота — это признак здоровья, и ты не можешь заниматься здоровьем человека, если не академичен. Поэтому мою научную деятельность мы интегрируем каждый день, это не разобщено с работой здесь. Я сколько себя помню была девочкой-почемучкой. И до сих пор спрашиваю себя: «а кто сказал, что делать надо так?». Поэтому для меня невозможна клиника без академической базы, с помощью которой я буду делать все правильно. К тому же, когда ты подходишь с точки зрения критики к эстетической медицине, очень много мифов развенчаются.

Поскольку у вас большая занятость, остается ли время делать процедуры для рядовых клиентов?

Конечно, с утра до ночи. Я здесь совершенно не разделяю пациентов. Министр, президент или продавщица. У нас есть одна любимая пациентка, которая работает дояркой в совхозе в Подмосковье и копит целый год, чтобы приехать и сделать комплекс процедур. Потому что она хочет чувствовать себя женщиной и это первостепенно. Мы ее встречаем не менее радостно, чем людей, которые приезжают к нам с охраной. Для меня главное, чтобы у клиента менялось качество жизни. От этого я получаю удовольствие. И вообще по жизни я следую принципу «Just for fun».

Можете подробнее рассказать о своих авторских методиках?

Стоит сначала отметить, что все уже изобретено. Хочется изобрести «лампочку», как Эдисон, только в медицинском ключе, но для этого нужны очень большие ресурсы. Работая в практическом здравоохранении у тебя нет большого помещения, ста тысяч сотрудников, поэтому ты заключен в рамки процедур, которые показаны у тебя в стране. Я не могу ставить опыты на людях. Однако, мы можем использовать разную последовательность процедур, учитывать генетику и разный тип старения. Кто-то стареет по мышечному типу, при котором долго остается нужная форма лица, но есть проблемы с носогубными складками. Кто-то по принципу «усталое лицо», когда рано начинаются проблемы с нижней третью, с шейно-подбородочным углом, с морщинами под глазами, с носогубными складками. Это связано с соединительной тканью. Есть еще тип «печеное яблоко» – когда хороший сохранный контур, нет проблем с соединительной тканью, но куча сухих морщин на щеках. Исходя из этих вариантов старения, мы понимаем, по какой дороге мы должны идти и что кому подбирать. Так была рождена методика «Новое лицо за час».  Лицо может быть [изменено] реально за час. А может быть в виде консультации, когда мы разбиваем здесь все этапы: делаем анализ лица, высотно-широтных параметров с точки зрения эстетики и гармонии. К примеру, приходит пациентка, у нее патологический прикус (зубы верхние уходят вперед, а нижняя челюсть назад), она приходит корректировать носогубные складки. Если при такой ситуации заполнить среднюю зону, мы еще больше подчеркнем практически полное отсутствие подбородка. Отсюда и берутся такие ассиметричные переколотые лица. Поэтому, мы с помощью программы загружаем фото пациента, делаем измерения и согласно золотому сечению показываем, что нужно делать, а что только навредит. В итоге мы собираем карту в виде целевого слоя, с которым мы работаем. Так как кожа состоит не из одного, а из пяти слоев, мы определяем, какой слой изначально вовлечен в программу реализации старений, и делаем упор на него. Поскольку такие вещи определяются генетикой, мы часто просим показать, как выглядят родственники, на которых похож пациент. Также мы учитываем пищевую непереносимость, смотрим эндокринный статус. Далее пациентке предоставляется план, конечным результатом которого получается новое лицо с сохранением всех индивидуальных особенностей, с тем же объемом. Иногда пациент не видит, что ему надо и мы показываем это с помощью программ на компьютере. Девушка приходит делать пластику носа с помощью филлеров (инъекционные кожные наполнители, использующиеся для сокращения морщин, складок, а также придания объема желаемым областям – прим. ред.), а мы ей говорим: «ты лучше платье новое купи и подлечи кожу, отличный у тебя нос». А почему она хочет новый? Потому что увидела в Instagram у подружки и хочет такой же. Поэтому, с учетом комплекса пациенту любого возраста подбирается его индивидуальная программа. Возрастные категории у нас разделены на три раздела: в зависимости от нужд того или иного возраста тоже варьируются потребности. Каждый может взять свеклу, горошек, картошку, соленый огурец. Но только у одних это будет винегрет авторской кухни, у других будет простой винегрет, а у третьих порезанные овощи и ничего больше. Хотя ингредиенты все те же самые. Поэтому мы стараемся исходя из изначальных данных сделать максимально качественный результат. Мы пытаемся быть гибкими и подстраиваться под потребности. Какие они? Сохранение естественного вида лица.

То есть верно понимаю, что вы против злоупотребления бьюти-трендами?

 

Что касается бьюти-трендов, я за них только в том случае, если они уместны. Волосы из розового можно перекрасить обратно, а убрать последствия после уколов ботокса или филлеров быстро не получится.

Какие еще методики, помимо «нового лица» у вас есть?

Методика «Геометрия идеального овала». Мы много лет боролись за возможность делать красивый овал без хирургии и научились. Уже более 200 человек прошло эту методику, и мы будем получать патент. Московские врачи мне пишут сообщения, мол «мы видели твоих пациентов, это нереально здорово, приезжай к нам в клинику и научи делать так же».

Как это работает без хирургии?

Формируются био-нити из зарегистрированного препарата на основе гидроксиапатита кальция в проекции крупных удерживающих связок, в боковых отделах лица. За счет выработки коллагена и сокращения кожи происходит естественная подтяжка за ушами и в проекции височной зоны. После такой процедуры пациент сразу уходит с кушетки на встречи и переговоры, так как реабилитации никакой нет. Скоро поеду в Париж и буду выступать с докладами на эту тему.

Как часто вы ездите с проектами, конгрессами и встречами по миру?

Почти два раза в неделю. Оказалось, что русские врачи интересны миру и проблема не в препарате, их тьма тьмущая, проблема в идеях. Рынок жаждет новых решений. Желание помочь пациенту, быть передовым в мире, привнести что-то новое очень ценится и, думаю, присуще русской школе.

 

Что отличает русскую школу от других?

Мы красивые. Девушки в России считаются красивыми и нашим специалистам доверяют.

Расскажите о своих курсах, как вы учите косметологов?

Все началось с того, что я стала много путешествовать и мне стали писать письма. Спрашивать, где меня можно найти и послушать мои лекции. Люди из Китая, Кипра, Израиля. Все стали говорить, что хотят приехать в клинику. И когда начали приезжать толпы, мы подумали, что надо упорядочить эту ситуацию. Так возникла идея открыть этот обучающий проект «Бьюти-практикум».  Не для пиара и славы, а по желанию людей. Особенность заключается в том, что специалисты приезжают уже за практикой. Это состоявшиеся врачи, и теорию я им не читаю, они ее знают. Им же нужен апгрейд, перезагрузка. Мы приглашаем моделей, и с врачами обсуждаем те или иные случаи. Здесь нет формата. Мы просто говорим о конкретных проблемах. Показываем, как это делаем мы.

И завершающий вопрос, какие три качества присущи вашей клинике?

Пожалуй, душевность, добро и результат. Мы так и людей подбираем, персонал, все детали. Для меня все важно, как клиента встретят, как проводят, в какой чашке подадут чай, я сама езжу и выбираю люстры, посуду. Не помню, где я оставила какую-то свою вещь, но знаю, что делала пациенту в 2012 году. Наверное, вовлеченность делает свое дело. Но я абсолютно не помню, куда положила ключи от машины.